Становление великих трейдеров (путь который проходят все, но не все проходят его до конца). Майкл Маркус

«Майкла Маркуса за десять лет он баснословно увеличил счет компании — в 2500 раз! Интервью»

Вы понимали, что именно делали тогда неверно?

 

Хороший вопрос. Прежде всего я еще по-настоящему не овладел принци­пами торговли, я всё делал неверно. Но позже, в октябре 1971 года, в офисе моего брокера я познакомился с одним из тех, кому обязан своим успехом…»

 

Кто же это был?

 

Эд Сейкота. Это — гений, выдающийся и феноменально удачливый трей­дер. Ко времени нашего знакомства Эд только что закончил Массачусетский технологический институт’ и одним из первых разработал программное обес­печение для тестирования технических систем и их практического примене­ния в торговле. До сих пор удивляюсь, как же он, такой молодой, успел накопить столько знаний в области биржевой торговли.

 

«По-моему, тебе нужно работать у нас, — сказал мне Эд. — Мы формиру­ем исследовательскую группу, и ты сможешь торговать со своего собствен­ного счета». Предложение было отличное; единственная загвоздка была в том, что директор фирмы по исследовательской работе не хотел меня брать.

 

Почему?

 

Я и сам не понимал, ведь я имел опыт работы и писал грамотные отчеты. Когда я стал допытываться о причинах, он признался: «Я не могу взять тебя, потому что ты уже слишком много знаешь, а мне нужно кого-то учить». Я заверил его, что буду делать всё, что он захочет, и, в конце концов, уговорил принять меня.

 

Это было действительно здорово, потому что я мог учиться у Эда, а он уже тогда был весьма удачливым трейдером. Основу его тактики составляло следо­вание за тенденцией и использование классических торговых принципов.Эд научил меня пресекать убытки, а также объяснил, как важно сохранять при­быльные позиции.

 

Эд был превосходным примером для подражания. Например, однажды он держал короткую позицию по серебру, а рынок изо дня в день отступал лишь на пенс или полпенса за день. Всеми, похоже, уже овладели бычьи предчув­ствия: при такой дешевизне серебра цены на него должны были вот-вот повер­нуть вверх. Но Эдсохранял позицию. «Сейчас тенденция нисходящая, и я буду медведем, пока она не изменится», — пояснил он. Его упорное следование за тенденцией научило меня терпению.

 

Пример Эда изменил вас как трейдера?

 

Не сразу. Я продолжал проигрывать даже в его присутствии.

 

Вы помните, что по-прежнему делали неверно?

 

Я думаю, что мне не хватало терпения, чтобы дождаться четко определен­ной ситуации.

 

Вам не приходило в голову просто копировать Эда, раз он был так удачлив?

 

Нет. Я не мог заставить себя поступить таким образом.

 

А вы не подумывали о том, чтобы совсем бросить торговлю?

 

Иногда я думал, что мне следует остановиться — настолько болезненными были постоянные проигрыши. В «Скрипаче на крыше» есть эпизод, в котором главный герой, возведя очи, обращается к Богу. Так и я, вперившись в потолок, вопрошал: «Неужели я настолько глуп?» И кто-то, казалось, четко отве­чал: «Нет, ты не глуп. Но будь упорен». Что я и делал.

 

Тогда меня поддержал один очень приятный человек — весьма сведущий и преуспевший, но уже почти отошедший от дел брокер из фирмы «Shearson» по имени Амос Хостеттер. Ему нравились мои отчеты, и мы часто общались друг с другом. Амос закрепил во мне многое из того, чему я научился у Эда. Я впитывал одни и те же принципы из двух источников.

 

Тогда вы все еще готовили рекомендации для своей фирмы?

 

Да.

 

И как, удачно?

 

Мои рекомендации улучшились, поскольку я сам стал терпеливее. Между тем я оказался совсем без денег и без тех, у кого их можно было бы занять. Но я продолжал упорно верить в то, что каким-то образом еще вырулю на верный путь. Зарабатывая всего 12 500 долл. в год, я сумел отложить 700 долл. По­скольку этого не хватало даже на открытие счета, я открыл совместный счет с приятелем, который добавил свои 700 долл.

 

Но торговлей по совместному счету управляли только вы?

 

Да, мой приятель совсем не разбирался в рынках. Это было в июле 1972 года, когда действовала политика регулирования цен. Считалось, что она рас­пространялась и на фьючерсные рынки.

 

Вы имеете в виду никсоновское замораживание цен?

 

Да. Насколько я помню, цены на фанеру были декларативно замороже­ны на уровне 110 долл. за 1000 кв. футов. Рынок фанеры был одним из тех, которые я отслеживал для своей фирмы. Когда цены подобрались к отметке 110 долл., я составил медвежий бюллетень, утверждавший, что, несмотря на нехватку наличной фанеры, вызванной невозможностью повышения цены выше 110 долл., начиная с этого уровня можно было безбоязненно играть на понижение.

 

Хотя такое падение было много меньше подорожания фанеры, вы потеряли почти столько же, сколько заработали на фанере, по­тому что ваша позиция по ней была гораздо меньше, чем по пило­материалам.

 

Верно. В течение этих двух недель я постоянно балансировал на грани ра­зорения. Это были самые худшие две недели в моей жизни. Каждый день, при­ходя в офис, я был почти готов сдаться.

 

Сдаться — только бы прекратить страдания или для того, чтобы хоть что-то сохранить?

 

По обеим причинам. Я так переживал, что даже не мог унять дрожи в руках.

 

Насколько близко было новое разорение?

 

От моих 12 000 долл. осталось меньше 4 000.

 

И вы подумали: «Неужели я снова попался»?

 

Подумал и уже больше не попадался. Этот был последний раз, когда я все ставил на одну сделку.

 

Чем же закончилась эта история?

 

Мне удалось выстоять, и рынок, наконец, развернулся вверх. В условиях дефицита правительству, видимо, не хватило воли, чтобы остановить фьючер­сный рынок.

 

Что придало вам стойкости: интуиция или мужество?

 

В основном это было отчаяние, хотя на графиках был такой уровень под­держки, который, похоже, должен бы устоять. В общем, я сохранил позицию. В конце года мои 700 долл., которые я сначала поднял выше 12 000, а потом опустил ниже 4 000, стоили уже 24 000 долл. После этого ужасного случая я уже больше никогда не втягивался в чрезмерную торговлю.

 

В следующем, 1973 году правительство начало снимать ценовые ограни­чения. В период их действия образовался обширный искусственный дефицит товаров; теперь же, с отменой ограничений, на многих товарных рынках на­чался мощнейший подъем. Почти всё двинулось вверх. На многих рынках цены удвоились, и я смог воспользоваться огромным кредитным рычагом низкого залогового депозита по фьючерсам. Навык следования за крупными тенденци­ями, приобретенный благодаря Сейкоте, окупился сполна. В 1973 году мой счет вырос с 24 000 до 64 000 долл.

Биография Майкла Маркуса

Фото Майкла МаркусаТрейдингом Маркус начал заниматься еще в 1972 году, когда он впервые приобрел ценные бумаги и получил свои первые 700$ прибыли. Через полгода цены на часть товаров снизились, однако бумаги Маркуса лишь подскочили в цене. Так, он превратил свои 700$ в 12000$. На следующий год он приумножил их уже в 64000$. Такая выдающаяся прибыль стала результатом собственной торговой стратегии, которая опиралась преимущественно на фундаментальный анализ биржевого рынка.

Свои силы в торговле Маркус пробовал еще в студенческие годы. В 1969 году, когда Майкл окончил университет Джона Хопкинса, его близкий приятель заверил, что сможет каждые две недели увеличивать его вложения в два раза без опозданий и сбоев, как по часам. Авантюра показалась Маркусу очень заманчивой, и он согласился. Тогда и начался путь великого трейдера, который до этого не мог даже думать о том, что когда-то он будет заниматься чем-то другим, помимо преподавания (он изучал психологию).

Свою карьеру Маркус начинал в качестве аналитика товарных рынков. Его заметки охватывали большой объем информации и позволяли принять верное решение, поэтому пользовались огромной популярностью среди биржевых игроков. Но его желание заниматься торговлей ценными бумагами пересилило буквально все, из-за чего он и оставил работу и начал активно торговать.

В одиночку Маркус проработал недолго. И со временем ушел в компанию Commodities Corporation, куда его пригласили работать трейдером. Это должность подразумевала большую ответственность, поскольку Маркусу полностью доверяли денежные активы крупных компании и частных клиентов. И он не подвел ожидания. За 10 лет работы ему удалось поднять денежный счет компании в более чем 2500 раз. Это был лучший результат, чем суммарно у всех его коллег.

Майкл Маркус — легендарный трейдер, который менее чем за 20 лет смог превратить 30 000$ личных инвестиций в 80 миллионов долларов.

Стоит отметить, что неудачи и проигрыши бывают и у таких великих трейдеров, как Майкл Маркус. Будучи еще совсем молодым торговцем, Майкл, воодушевившись своими первыми победами, бросился с головой в новый бой, проиграв в итоге 30 000$. Но тогда это не остановило Маркуса, а лишь дало шанс пересмотреть свои стратегии. Благодаря чему отчасти он и стал таким талантливым игроком.